Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

Всероссийская ассоциация рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ) подсчитала потери российской рыбопромышленной отрасли из-за действия подписанного почти 30 лет назад соглашения о морских границах между СССР и США. За время его действия было потеряно более 150 млрд руб., следует из письма, которое президент ВАРПЭ Герман Зверев направил председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко (есть у РБК).

Речь идет о соглашении о морской границе между российскими Чукоткой и Камчаткой с американским штатом Аляска, которое было подписано 1 июля 1990 года министром иностранных дел СССР Эдуардом Шеварднадзе и госсекретарем США Джеймсом Бейкером. Документ устанавливает линию разграничения экономических зон и континентального шельфа между Россией (как преемницей СССР) и США в Беринговом и Чукотском морях, а также территориальных вод на небольшом участке Берингова пролива.

В результате акватория в Беринговом море, где советским, а затем и российским рыбакам разрешили вести промысел, уменьшилась на 77,7 тыс. кв. км. Там добывают минтай, сельдь, палтус, треску и камбалу, а также крабов.

С 15 июня 1990 года стороны выполняют соглашение на временной основе: США ратифицировали его 16 сентября 1991 года, а СССР и Россия его так и не одобрили — одной из причин, как писала в 2003 году Счетная палата, могло быть его несоответствие интересам России в области рыболовства.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

Сколько потеряли рыбаки из-за морской границы с США

Первые оценки потерь российских рыбаков из-за действия соглашения Шеварднадзе — Бейкера Счетная палата сделала в 2003 году, документ охватывал период 1991–2002 годов. В докладе говорилось, что за это время Россия могла выловить в акваториях, где она утратила право на рыболовство, 1,6–1,9 млн т рыбы, этот улов оценивался в $1,8–2,2 млрд.

В письме Матвиенко ВАРПЭ указывает, что потери рыбопромышленников из-за действия соглашения за 1991-2002 годы превышают 70 млрд руб. В последующие годы — с 2003 по 2017 год — ассоциация оценивает ущерб еще в 80–100 млрд руб. Эти расчеты были проведены с учетом снижения запасов минтая в Беринговом море, уточнил РБК Зверев. По его словам, потенциальный вылов в утраченных из-за соглашения районах за 2003–2017 годы составляет 1,2–1,4 млн т рыбы (исходя из средних рыночных цен — на $1,2–1,4 млрд).

Глава ВАРПЭ подчеркивает, что речь идет только о потерях рыбопромышленной отрасли — ущерб может быть и в других отраслях российской экономики.

Почему рыбаки вспомнили о потерях

Поводом для подсчета рыбаками потерь из-за соглашения Шеварднадзе — Бейкера стало обсуждение этого вопроса в Совете Федерации. Вопрос поднял на прошедшем 9 октября заседании Совета Федерации сенатор от Камчатского края Борис Невзоров. Он заявил, что соглашение нарушает интересы России, и обратился к Валентине Матвиенко с просьбой внести этот вопрос в повестку заседания Совета безопасности России. По словам Невзорова, при подписании договора «из-за уступок Шеварднадзе» границу спорных участков провели в интересах американской стороны. В результате Россия лишилась в Беринговом море акватории, сопоставимой с территорией Чехии или Австрии.

Из-за линии Шеварднадзе — Бейкера Россия потеряла возможность ежегодно добывать более 500 тыс. т рыбы и краба, заявил на заседании Совета Федерации Невзоров. Также на шельфе, по его словам, разведаны перспективные нефтегазовые месторождения на сотни миллиардов долларов. Саму временную линию по разграничению морских пространств сенатор назвал препятствием для развития Россией Северного морского пути.

О потерях доложат президенту

Матвиенко в ответ на просьбу сенатора от Камчатки поручила профильным комитетам Совета Федерации совместно с министерствами рассмотреть вопрос об экономических последствиях для России этого соглашения. В случае если они предложат возможные варианты решения этой проблемы, спикер Совета Федерации пообещала доложить об этом президенту.

Глава комитета по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Совфеда Алексей Майоров подтвердил РБК, что его комитет является соисполнителем поручения Матвиенко по вопросу о российско-американском соглашении. По его словам, в подготовке документов участвуют также комитеты по международной политике и по обороне. Результаты совместной работы трех комитетов будут переданы в администрацию президента, если «Валентина Ивановна [Матвиенко] сочтет это нужным», добавил Майоров.

Невзоров консультировался с ВАРПЭ, и в Совфеде знают о том, что рыбопромышленники теряют из-за указанного соглашения сотни миллиардов рублей, уточнил Майоров. «Наша страна теряет колоссальные деньги», — подтвердил Майоров, добавив, что межгосударственные вопросы должны решаться «на взаимовыгодной основе, а не с учетом интересов только одной страны».

ВАРПЭ, добавляет Зверев, готова участвовать в обсуждении вопроса и разработке предложений по пересмотру этого соглашения и восстановлению прав России на рыболовство в утерянных морских акваториях.

Может ли Россия выйти из соглашения

Оценки экономических потерь от заключения соглашения Шеварднадзе — Бейкера разнятся, говорит гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. Он допускает, что Россия может выйти из соглашения: «Я понимаю настрой наших законодателей. Они ищут возможности каким-то образом наказать США за их действительно не очень корректное поведение. Но поскольку у нас остается мало возможностей выразить свое недовольство американской политикой, я не исключаю, что остающиеся соглашения, например это, могут стать разменной картой».

Вместе с тем, считает Кортунов, выхода России из соглашения «лучше было бы избежать». «Наше сотрудничество с США на севере пока что является образцом того, что можно делать в очень сложной геополитической обстановке, — поясняет эксперт. — Если посмотреть на работу Арктического совета, то там у США разногласий больше с Канадой, чем с Россией».

РБК направил запрос в Министерство внутренних дел США, которое курирует Службу охраны рыбных ресурсов и диких животных.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Авторы:
Елена Сухорукова, Евгения Кузнецова, Александр Атасунцев

Источник